jetta-e
"На крышах Форбарр-Султаны шафранный закат померк..."
Выходит Зерг. Перед ним расступаются как перед зачумленным

Зерг:

Я помню, как блеснула сталь клинка,
Как у меня он умер на руках.
Проклятия последнего слова
Сбылись, произнесенные едва:
Империя покинула меня,
Отец помочь не в силах, а друзья
Вдруг превратились в призрачные тени,
Жена и графы требуют отмщенья…

Уже вокруг судачат, не таясь,
Мои грехи смакуя каждой фразой.
Молва не знает жалости, и грязь
Досужих слухов липнет как проказа.

Убийцы смех я слышу за спиной,
Ночная тьма пугает пустотой,
Удара жду я нынче отовсюду,
И каждый может стать моим Иудой.
Шаги в покоях повергают в дрожь,
Я жаждал правды, а кругом лишь ложь.
И все вокруг желают моей крови,
И смерть уже стоит у изголовья.

Когда ж она шагнет из темноты
И погрозит истлевшими костями,
Я точно знаю - это будешь ты,
Чей дух ко мне является ночами.

Зерг резко оборачивается к толпе - безошибочно указывая на спрятавшегося за спинами графов Юрия, которого, похоже, никто кроме него не только не узнает, но и вообще не видит.

Я сделал то, что сделал, и теперь
В ловушку загнан, словно дикий зверь
И обречен на вечное изгнанье,
Но не скажу ни слова в оправданье.
Пусть жизнь игра жестокая, и здесь
Моей последней ставкой будет честь,
Но я еще способен выбирать,
Под чьи фанфары краше умирать.

Ни лорд, ни граф, ни суд - никто не вправе
Наследника отправить под топор.
Есть лишь один судья во всей державе,
Так пусть он огласит свой приговор.

Зерг уходит, и толпа графов расступается перед ним, а затем постепенно разбредается в разные стороны.

Аудиозапись: lavka.lib.ru/bujold/mp3/2-03%20despair.mp3
Зеркало сайта: lavkamirov.com/bujold/mp3/2-03%20despair.mp3